Кто возглавил поход на Казань при иване грозном

Правда о русских «крестовых походах»: как православные поступили с мусульманами после взятия Казани

17 октября — день памяти святителей Гурия и Варсонофия, Казанских чудотворцев

Приблизительное время чтения: 7 мин.

Код скопирован

Со времени Куликовской битвы борьба с татарами приобрела на Руси значение крестовых походов. Отправляясь в поход на Казань, Иван Грозный говорил: «Хочу пострадать за православную веру и за святые церкви не только до крови, но и до последнего издыхания». По словам историка Георгия Кунцевича, в поход он взял боевую хоругвь с Нерукотворным Образом Спасителя и крест — они были с Дмитрием Донским на Куликовом поле. А еще легендарный посох ростовского святителя Авраамия, которым тот сокрушил идола Велеса. А после победы учредил Казанскую епархию и отправил туда целую миссию во главе со святителями Гурием и Варсонофием.

Святыми не рождаются

Когда князь Иван Пеньков — по навету — обвинил своего управляющего, дворянского сына Григория Руготина в шашнях с его, князя, законной женой и заточил в подземелье, ему и в голову не могло прийти, что под замком у него сидит будущий святитель, первый Казанский архиепископ Гурий. Там, в темнице, он подорвет здоровье, зато укрепит и углубит религиозное чувство. И, выйдя на волю, примет постриг в Иосифо-Волоколамском монастыре, в котором потом почти 9 лет будет игуменом.

Взятие Казани: Иван Грозный — мифы, факты…ШОК!!!! Такого в учебниках нет!

Правда о русских «крестовых походах»: как православные поступили с мусульманами после взятия Казани

На Казанскую кафедру, учрежденную в 1555 году, его изберут по жребию. А в помощь ему дадут архимандрита Варсонофия из Пешношской обители. Сын приходского священника из Серпухова, Варсонофий в 1512 году во время рейда татар на Рязань попал в плен и прожил там три года, пока отец собирал деньги на выкуп. В плену он выучил татарский язык, а вернувшись домой, поехал в Москву и в Спасо-Андрониковом монастыре принял иноческий постриг.

Шло время, монаха Варсонофия поставили игуменом Николо-Пешношской пустыни, основанной в 15 верстах от Дмитрова учеником преподобного Сергия Радонежского Мефодием. А в 1553 году царь, заехав в обитель, обратил на него внимание: опытный настоятель, побывал в плену, язык и нравы татар знает, — и вспомнил о нем, когда в Казани учредили новую епархию.

Как ислам не победил христианство в Поволжье

Вообще-то, христианство на казанских землях, по свидетельству археологов, появилось в глубокой древности. Но в конце IX века эта территория частично вошла в состав Волжской Булгарии. И хотя первый ее хан Курбат в юности был крещен и воспитывался в Константинополе в императорском дворце, в X веке она в качестве государственной религии приняла ислам.

Но христианские поселения на Средней Волге остались. Да и в самой столице жили русские купцы и ремесленники — христиане, а на ее западной окраине была христианская армянская колония.

Поход Ивана Грозного на Казань 1552 г.

В Казанском ханстве тоже были русские и армянские колонии, храмы и кладбища. А в 1552 году в верховьях Волги в районе Углича построили деревянную крепость Свияжск, ставшую административным, торговым и христианским русским центром на востоке государства.

Край обыденных церквей

Помимо политических, были у похода на Казань и другие причины.

16 января 1547 года великий князь всея Руси Иоанн IV стал первым русским венценосцем, помазанником Божиим, защитником православных христиан от Востока до Запада. Приближалось столетие падения православной Византии, и надо было показать всему миру, что вместо Константинополя теперь Москва — хранительница православия от магометанства.

Поэтому московский царь на всех завоеванных землях — на территории четырех губерний: Владимирской, Казанской, Нижегородской и Симбирской — строил множество монастырей, церквей, часовен и погостов. А опробованную в казанском походе практику строительства так называемых обыденных — то есть построенных за один день — часовен и церквей царь Иван потом использовал в Прибалтике во время Ливонской войны.

Дмитрий Донской по обету после Куликовской битвы построил несколько монастырей. Петр I, Екатерина II, Павел I повторили путь Ивана Грозного в Казань, но никто из них не оставил после себя церквей.

Правда о русских «крестовых походах»: как православные поступили с мусульманами после взятия Казани

А царь Иван… Казань была взята 2 октября 1552 года, в день памяти великомучеников Киприана и Иустинии, и царь повелел тут же поставить церковь во имя этих святых. На следующий день она уже стояла. Это была первая православная церковь в Казанском кремле. А там, где стояла боевая хоругвь с изображением Спасителя, Иван Грозный приказал в один день поставить церковь во имя Спаса Нерукотворного.

Он сам выбрал место для соборной Благовещенской церкви, своими руками заложил на месте престола святой крест, а потом сам рубил лес и носил на плечах бревна. Ничего удивительного — он следовал примеру отца, Василия III, который по обету, данному перед рождением сына, в один день построил церковь Иоанна Предтечи на старом Ваганьковском погосте в Москве.

А в версте от Казани царь сразу же заложил Зилантов Успенский монастырь — на том месте, где были погребены воины, погибшие во время штурма города. И в самой Казани — Спасо-Преображенский мужской монастырь, иноки которого должны были вечно петь панихиды по павшим воинам.

Мягкий Грозный царь

Удивительное дело, при Грозном царе миссионеры действовали крайне деликатно. С одной стороны, всю Казань застроили православными храмами и монастырями.С другой, вопреки сложившимся стереотипам, после взятия Казани русскими войсками никто не запрещал татарам, верным исламу, оставаться в городе. Выселили их только через несколько лет, после их попытки восстановить независимость ханства. Тогда начали строить каменную крепость, рядом с которой появилась отдельная татарская слобода.

После завоевания царь Иван обещал ногайским правителям, что не будет притеснять ислам, и остался верен слову. При нем не было массового обращения в православие татарских мурз и землевладельцев. Первыми — по доброй воле — крестились самые высокопоставленные татары из Чингизова рода (из них потом вышли Аничковы, Дашкины, Глинские). Казанский хан Ядигир-Магмет был взят в плен, крестился с именем Симеон, стал верным союзником русского царя и получил во владение город Звенигород.

В ответ благодарная татарская аристократия активно участвовала вместе с русскими в Ливонской войне, а когда в России началась смута, в большинстве своем сохранила верность престолу и сильно помогла новой православной династии. Массовое крещение служилых татар в православие началось позже и продолжалось до самой петровской эпохи.

А вот мягкий, казалось бы, правитель, царь Феодор Иоаннович — в отличие от своего грозного отца — издал в конце XVI века указ о ликвидации всех мечетей на Казанской земле «за их ненадобностью». И запрет на строительство мечетей был снят только Екатериной I.

Монахи важнее воевод

Вместе с архиепископом Гурием и архимандритом Варсонофием в Казань отправили несколько монахов Пешношского и Андроникова монастырей. И уже через год Спасо-Преображенский монастырь в Казанском кремле стал средоточием духовной жизни бывшей татарской столицы. А через несколько лет число иноков в нем дошло до ста. Архимандрит Варсонофий усердно обращал татар в православную веру, чему немало способствовало его знание татарского языка.

Правда о русских «крестовых походах»: как православные поступили с мусульманами после взятия Казани

За несколько лет работы миссии в Казани появилось четыре монастыря, Благовещенский кафедральный собор и более десяти городских церквей.

Монастыри, помимо того что становились миссионерскими центрами, всегда довольно мягко относились к приписанным к ним крестьянам и имели право судить их своим судом и могли легко «колонизовать» новый край, привлекая на свои земли выходцев из России.

А по поводу мусульман владыке Гурию еще в Москве была дана царская «наказная память»: «В крещение неволею не приводить, обращаться с иноверцами кротко, с умилением, жестокостей им не чинить, а при необходимости, освобождать их от суда воевод и наместников».

Святители уходят, но… остаются

Но в 1561 году архиепископ Гурий тяжело заболел. По праздникам его приносили в церковь — сам он уже не мог ни ходить, ни стоять. Через два года он принял великую схиму и вскоре скончался.

А четыре года спустя скончался тверской епископ, и митрополит Московский Филипп (Колычев) вызвал архимандрита Варсонофия в Москву и поставил его на Тверскую кафедру. Времена для Твери, не вошедшей в опричнину, были тяжелые. Впрочем, не только для Твери. С ужасом узнал владыка Варсонофий, что друг его Герман, архиепископ Казанский, вызванный в Москву для возведения в сан митрополита и осмелившийся кротко напомнить царю, что тот даст ответ на суде Божием за свои жестокости, был изгнан и умер в заточении.

Много страшных событий прошло пред глазами Варсонофия за четыре года его архиерейского служения.

В 1571 году он удалился на покой в основанную им в Казани обитель, пять лет провел там в уединении и молитве, принял великую схиму, а когда скончался, был погребен там же, где и владыка Гурий — в Преображенском монастыре.

А в октябре 1595 года, когда по благословению Патриарха Иова в обители начали строить новый Преображенский храм, обрели мощи святителей Гурия и Варсонофия, и тогдашний Казанский митрополит, будущий патриарх Гермоген, описал это событие в составленном им житии своих святых предшественников.

Источник: foma.ru

Почему Иван IV Грозный завоевал Казань

Почему Иван IV Грозный завоевал Казань

Автор этих строк, ранее уже призывал относиться к собственной истории вдумчиво и не спешить давать ей и знаковым историческим фигурам поверхностные, а тем более голословные оценки.

В современных условиях мгновенного и беспрепятственного распространения любой информации (в том числе сомнительной достоверности), на её основе происходит формирование мировоззрения целых поколений наших граждан, которые потом с этим мировоззрением живут, воспитывают своих детей, прививают им свои взгляды на отношения с людьми других национальностей и конфессий, ведут общественно-политическую жизнь.

Для любого общественного деятеля, имеющего уважение среди окружающих, как минимум безответственно вырывать из контекста истории отдельные события и публично оценивать их без понимания того, что именно предшествовало этому периоду и что стало происходить после него. То есть, без учёта причинно-следственных связей, приведших к обсуждаемым историческим перипетиям и определивших их дальнейшее развитие на многие годы вперёд.

Из моей предыдущей статьи « Факты истории и заблуждения противников установки памятника Ивану Грозному в Астрахани » , используя доступные первоисточники, мы получили общее представление о том, как именно происходило присоединение Астраханского ханства к Русскому царству. И, судя по поступившим откликам, в наших краях оказалось немало людей, кому пришлось заново переосмыслить своё понимание этой части нашей общей истории.

Касательно присоединения к Руси Казанского ханства, следует отметить, что с Астраханским этот процесс роднит только внешний фактор — наличие политического и военного давления Османской империи и их вассалов, крымских ханов, не оставлявших планов дальнейшего продвижения на Север и «освоения» новых пространств, включая территории, которые мы сегодня называем Нижним и Средним Поволжьем.

В остальных же аспектах, взаимоотношения с Казанским ханством были гораздо более сложными и драматичными, где движущими силами выступали причины, в корне отличные от тех, что привели к переходу в русское подданство Астраханское ханство. Для того, чтобы увидеть и понять их максимально полно, необходимо сделать краткий сравнительный обзор политической и военной активности русских княжеств (впоследствии Русского царства) с одной стороны, и Казанского ханства с другой.

Хотя среди историков нет единства по точной дате возникновения Казанского ханства как государственного образования (1438 или 1445 г.г.?), фактического основателя ханства и родоначальника первой династии казанских ханов они определяют уверенно. Это — бывший золотоордынский хан Улуг-Мухаммед. Соответственно, для сравнительного обзора нужно брать временной отрезок с фактического обособления Казанского ханства в 1438 году, до даты взятия Казани объединённым русско-татарским войском 2 октября 1552 года.

Насаждаемые определёнными кругами представления о том, что причиной падения ханства стала «агрессивная внешняя политика» русского царя, «тирана» и записного «злодея» Ивана IV (Грозного), не соответствуют исторической фактологии.

Давайте вместе проанализируем хронологию некоторых памятных дат задолго до физического рождения Ивана IV, а также отдельные особенности 114 лет взаимоотношений Москвы и Казанского ханства. Как утверждается в статье кандидата исторических наук Б.Л. Хамидуллина (Республика Татарстан), «. в конце 1444 – начале 1445 годов, начались набеги казанских ханов на землии Московского великого Княжества».

Летописи датируют эти события более ранним периодом. И чтобы не быть голословными, будем, по возможности, опираться на данные из доступных первоисточников:

1439 год — набег хана Улуг-Мухаммеда (в разных источниках — Улу-Махмет, Махмет, Махмут, прим. ред.):

«. Того же лета Махмут царь приходил к Москве, месяца Июля в 3 день в пяток, со многими силами безвестно. Князь велики же Василей Васильевичь въсхоте ити противу ему, но не после собратися; пошед же паки, и виде мало своих и, възвратився, иде за Волгу, а на Москве остави воеводу своего князя Юрья Патрекеевича с безчисленным Христиан множества. Царь же Махъметъ, пришед под Москву и стояв 10 дней, поиде прочь, граду не доспев ничтоже; а зла много учини земле Русьской и, идучи назад, досталь Коломны пожегл и людей множество пленил, а иных изсекл» см. фото №1

Осень 1444 — зима 1445 г.г. — набеги татар под предводительством Улуг-Мухаммеда на Нижний Новгород и Муром, где было убито и пленено много местных жителей:

«. Тоя же зимы царь Улу-Махметъ приходил ратью к Мурому из Новагорода из Старого из Нижняго, и князь велики Василей Васильевичь поиде противу его, и царь възвратися бегом в Новъгород Старой. А князь великий Василей Васильевичь пошел тогда противу Татарскаго царя Улу-Махметя к Мурому, и много христиан от мраза изомре, а иных Татарове избиша, а землю пусту сотвориша. И пособи Бог великому князю Василию, и побегоша Татарове в Нижний-Новъгород Старой, отнюдуже пришли, а инии избиени быша» см. фото №2

В 1445 г. Улуг-Мухаммед напал на Суздаль, где состоялась небольшая по численности (1000 русских против 3500 татар), но провальная для Московского княжества битва. Это был полный разгром московского войска и пленение великого князя Василия II Тёмного, см. фото №3

Захватив Суздаль, татары через 3 дня двинулись вглубь страны, подступив к Владимиру, но город штурмовать не решились. 23 августа казанские царевичи Мамутяка и Якуба вместе с пленными вернулись в Нижний Новгород, см. фото №4

В начале октября, Василий II вместе с другими пленными был отпущен на родину в обмен на огромный выкуп (по новгородским данным, его размер составлял 200 000 рублей, по псковским — 25 000 рублей) в сопровождении татарского отряда в 500 человек. Кроме того, татарским князьям были розданы «кормления» — право на поборы с населения Руси.

И только с 1468 года, Москва стала пытаться организованно противостоять набегам казанцев и посадить на казанский престол более миролюбивого потомка ханов, своего союзника царевича Касима:

«. С Воздвижениева дни ходил царевичь Касым к Казани, а с ним великого князя воеводы, князь Иван Васильевичь Оболенской Стрига с многою силою и прочии. И пришедшим им к Волзе, идеже бе и перевестися, и ту срете их царь Казанский Обреим со всеми князи своими и с силою своею и не даде им перевестися на свою сторону. А позван был царевичь от князей Казанских, от Авдул-Мамона и от прочих, на царство лестию; он же, надеясь на них, а лети их не ведаа, испросил силу у великого князя, чая получити обещаное ему; и, не успев ничтоже, възвратися. А Татарове Казанстии по отходе их часа того поидоша изгоном к Галичю и мало нечто полону взяша, а градом и волостем ничтоже успеша: вси бо беша во осаде во граде; а князь великий разослал по городам заставы, в Муром и в Новгород-Нижней и на Кострому и в Галичъ, и велел им седети во осаде, стеречися от Казани», см. фото №5

После смерти казанского хана Ибрагима (в других источниках — Обреим, Абреiм, прим. ред.), в Казани развернулась борьба за ханский престол между его сыновьями, сторонником союза с Ногаями и Большой Ордой Ильхамом, и заинтересованном в мирных отношениях и взаимовыгодной торговле с Москвой, Мухаммед-Амином.

В апреле-июле 1487 года, состоялась Русско-Казанская война, которая стала переломной в отношениях между соседями и Казань, формально, стала вассалом Москвы, но полностью сохранила свою территорию.

Юридически, оба государства остались равными и независимыми одно от другого, урегулировали свои отношения договорами, которые скреплялись присягой. Договоры, регулировавшие отношения Москвы и Казани в этом периоде, заключали в себе три условия, коими казанское правительство обязывалось:

1) не воевать против России;

2) не выбирать себе нового хана без согласия великого князя — гарантия того, что мир сохранится независимо от перемены правительства в Казани;

3) охранять интересы русских людей, находящихся в ханстве — в пределах Казанского ханства проживало значительное количество русских купцов, промышленников и предпринимателей.

Но в 1505 году договор был нарушен. При подстрекательстве и прямом участии «ногайской партии», в Казани были захвачены и убиты все русские купцы. Затем последовал поход казанцев на Нижний Новгород, который с трудом выдержал осаду.

Ответный поход русских на Казань в 1506 году, обернулся полным поражением. Как гласит летопись: «Дмитрея (Ивановича, брати Василия III) же взяша жива на бою, и замучи его царь казанский злогоркими муками. И от тое 100000 осташася 7000 русских вои».

В августе 1521 года, казанский хан предпринял новый набег на нижегородские, муромские, клинские, мещерские и владимирские земли и, у Коломны, его войско соединилось с войском крымского хана. После чего они осадили Москву и вынудили Василия III к подписанию унизительного договора — в рабство было уведено около восьмидесяти тысяч человек (в основном в Крым). Из одной только волости Толшма (сельский муниципальный округ совр. Вологодской области), было уведено в рабство около 6500 человек.

Собравшись с силами к весне 1524 года, русские войска под командованием бывшего казанского хана Шах-Али (в других источниках — Шигалей, прим. ред.), князя Ивана Фёдоровича Бельского и князя Михаила Васильевича Горбатого-Шуйского, выступили в большой поход на Казанское ханство одновременно по суху и по реке (конной и судовой ратью).

15 августа русские войска соединились и начали осаду Казани. Однако заметных успехов воеводам добиться не удалось. Казанские отряды, оставшиеся вне города, совершали внезапные нападения на русские позиции. Московская армия находилась в постоянной готовности к отражению новых татарских атак. Вскоре, русские воеводы начали переговоры, соглашаясь снять осаду в обмен на дань и обещание прислать казанское посольство в Москву для заключения мира.

В ноябре того же года, в Москву прибыло казанское посольство под руководством Аппай-улана и князя Бахты-Кията. После переговоров обе стороны заключили договор, единственным условием которого стал перевод на русскую территорию Казанской ярмарки, проводившейся ежегодно 24 июля.

С началом 1537 года казанский хан Сафа-Гирей предпринял большой поход на восточные русские земли, включая Муром и Нижний Новгород. Далее походы на русские земли продолжались каждый год до 1545 года. Казанские отряды не встречали должного отпора и позже достигли даже таких отдаленных мест как Пермь, Устюг, Галич, Вологда, Кострома, Владимир.

И только с 1545 года, когда терпеть дальше произвол Казанских ханов стало совсем уже невозможно, русские князья и юный будущий царь Иван Васильевич осознали необходимость тщательной подготовки совместного отпора внешнему агрессору.

После коронации и благословления на царство 16 января 1547 года Иван IV предметно занялся казанским вопросом и в результате нескольких походов, 2 октября 1552 года Казань была взята. Во время этих походов были освобождены десятки тысяч рабов (известно об освобождении около 71 тысячи человек, в том числе около 8000 человек непосредственно в ходе взятия Казани).

И здесь пришло время осветить ещё один важный аспект, который послужил толчком к проведению Москвой военных походов. Это — работорговля, ставшая в Казанском ханстве фактически отдельной отраслью экономики. Объектом этой торговли выступали в основном русские пленные, захваченные во время набегов, в частности, женщины, которых продавали в гаремы правителей Востока.

Дело в том, что на Руси, в отличие от Казанского ханства, работорговля и рабство не были значимым социальным явлением и в целях русских военных походов не значился целенаправленный захват рабов и поставка их на невольничьи рынки.

Главными рынками рабов в Казани были Ташаяк Базар и ярмарка на крупном острове на Волге напротив казанского кремля, впоследствии получившем название Маркиз (позднее, в связи с созданием водохранилища, был затоплен). Кроме того, целый ряд ремёсел в Казанском ханстве также сильно зависел от наличия большого числа рабов.

Дошло до того, что 14 августа 1551 года в семи верстах от Казани состоялось народное собрание (Курултай), на котором по инициативе русской стороны обсуждался Проект присоединения Казанского ханства к России (какие, однако, мероприятия организовывала «кровавая деспотия» Ивана IV Грозного?!).

Одним из центральных вопросов того Курултая стало требование русского царя отменить христианское рабство, чтобы все русские пленники, находившиеся в пределах Казанского ханства, получили освобождение. В первую очередь, немедленно, должны были быть освобождены пленники, которыми владели в Казани князья, об остальных же невольниках казанцы дали обязательство, что они будут освобождены все до одного.

Проблема стояла настолько серьёзно, что в случае неполного освобождения казанцами пленных, русское правительство немедленно объявляет войну. Таким образом, под страхом смертной казни, казанцам было запрещено владеть русскими невольниками. Отмена рабства составила крупнейшую реформу в экономической жизни Казанского ханства, и эта реформа была обусловлена не внутренними потребностями, а давлением соседнего государства.

И в качестве заключительного штриха к портрету первого русского царя, характеризующего его человеческие качества и его истинное отношение к людям иных национальностей и вероисповеданий, приводим фотокопии страниц второй части Степенной книги, писаной трудами митрополитов Киприана и Макария.

А теперь, уважаемые читатели, сами ответьте себе на вопросы:

Были ли у Ивана IV (Грозного) веские основания для завоевания Казанского ханства?

Было ли это завоевание актом геноцида по национальному или религиозному признаку?

P.S. При подготовке статьи, использованы фрагменты Никоновской летописи и обеих частей Степенной книги.

Сергей Чаплыгин, специально для AST-NEWS.ru

Источник: ast-news.ru

Взятие Казани Иваном Грозным

Взятие Казани Иваном Грозным

Взятие Казани стало первым серьезным достижением молодого Ивана 4 при проведении им внешней политики. Распад Золотой Орды на соперничавшие друг с другом ханства не снижал опасности, которую они представляли для Русского государства. Большую угрозу Москва видела в лице Казанского ханства. Захват города преследовал цель не только расширение территории Российского государства. Молодой правитель видел в этом особую миссию, возможность доказать свои способности.

Подготовка к взятию

В первой половине XVI в русско-казанских отношениях наступило ухудшение из-за смены династии в Казанском ханстве. Начиная с 1534 года на восточные и северо-восточные земли России стали совершаться ежегодные набеги. В свою очередь, в 1545–1550 годах и Иван Грозный совершил несколько Казанских походов, но все они закончились только напрасной тратой денег. Причиной неудачи в первых кампаниях считалось далекое расположение военных баз от главных русских сил.

Опыт предыдущих неудачных походов указал на необходимость постройки укрепления возле осаждаемой Казани. Крепость Свияжск была возведена всего за 4 недели, а командовал строительством молодой и талантливый инженер дьяк Иван Выродков. Лес для постройки крепости был спущен по Волге весной 1551 года. Теперь у войска Грозного появилась своя база, в которой могли разместиться люди, склады вооружения и продовольствия.

Осада Казани

Летом 1552 года русская армия в очередной раз выдвинулась в сторону рубежей ханства. В середине августа первые полки переправились через Волгу и вступили в сражение с 10-тысячным войском хана Едигера. Несмотря на численное превосходство татар, после трехчасового кровопролитного сражения они были обращены в бегство. Теперь все главные русские силы смогли в течение недели преодолеть течение и глубину реки, после чего армия Ивана Грозного приступила к осаде Казани.

Защитников осажденного города насчитывалось 33 тысячи человек. У русского войска был значительный перевес: 150 тысяч человек, а также 150 артиллерийских орудий. Армия русского царя состояла из многих родов войск:

  • конница,
  • стрельцы,
  • отряды татарского хана Шигалея,
  • мордовские воины,
  • донские казаки,
  • иностранные наемные войска.

Донские казаки усилили осаду, с их появлением русская сторона приступила к тактике взрывных подкопов под стенами города. В итоге это принесло желаемый успех.

Решающий штурм начался 2 октября 1552 года. Казанцы упорно оборонялись, привлекая к защите города даже женщин и детей. А вот русский царь и его полк не принимали участие в прорыве укреплений. Иван 4 во время сражения усердно молился в походной церкви. Тем временем русские войска начали врываться в город и, решив, что победа уже достигнута, стали захватывать трофеи.

За что и поплатились: защитники Казани нанесли контрудар и перехватили инициативу.

К Ивану Грозному поскакали гонцы с просьбой срочно ввести в бой царский полк. Но сделал он это лишь когда «услышал» призывный звон московских колоколов. Полк царя поставил решающую точку в штурме Казани.

Итоги победы

Территория Казанского ханства вошла в состав Московского государства. В Поволжье окончательно исчез османский фактор. Для России открылся путь к покорению Сибири и уничтожению осколков Золотой Орды в Астрахани.

Казань продолжила оставаться экономическим центром Среднего Поволжья. После вхождения в состав России ее товарооборот увеличился, а экономика перестала быть хаотичной.

Источник: tvercult.ru

Былое величие России: штурм и взятие Казани царем Иоанном Грозным в 1552 году

Правивший на Руси в середине XVI века царь и великий князь московский Иоанн IV (Иван Грозный) продолжая политику экспансии и расширения подконтрольных Москве территорий, в сороковых годах предпринял ряд походов против казанского ханства. Этому способствовали и внутриполитические процессы в Казани. Татарский царь Алей, проводивший политику сближения с Москвой был свергнут и заменен ярым противником Иоанна IV царем Едигером.

Походы Ивана Грозного в 1547, 1549 и 1551 годов против ханства закончилиь провалом. Татары с помощью своей весьма сильной конницы, умело используя местность, естественные препятствия и опираясь на мощную, хотя и несколько устаревшую к тому времени по своей конструкции крепость Казань, успешно отбивали попытки штурма, рвали русские коммуникации.

В то же время отстутствием дорог, переправ, опорных фортификационных пунктов был крайне затруднен подвоз к русскому войску припасов, пороха, тяжелой артиллерии. Неоднократно быстрая татарская конница, пользуясь тем, что осадные орудия русских стояли открыто вне полевых фортсооружений, делала набеги на них и уничтожала артиллеристов. Можно довольно определенно утверждать, что поражения русского войска 1547-51 годов во многом предопределялись их пренебрежением к вопросам инженерного обеспечения боя и операции.

Иван Грозный, организуя новый поход на Казань, учел ошибки. К началу 1552 года в русском войске наряду с создаваемыми регулярными стрелецкими полками были созданы формирования, которые можно смело назвать инженерными подразделениями. Эти подразделения назывались «прапоры». Говоря современным языком, эти прапоры можно считать ротами. Эти прапоры по своему предназначению именовались «прапоры шанцекопов» (возведение полевых фортсооружений, прокладка дорог, возведение мостов), «прапоры горокопов» (возведение противопехотных и противокавалерийских заграждений, разрушение фортсооружений противника), «прапоры понтонеров»( организация переправы через широкие реки войск на плотах, понтонах, устройство наплавных мостов).

К началу похода 1552 года русские «посошные люди» (так тогда называли тех, кого позднее будут именовать саперами) под руководством воеводы Ивана Григорьевича Выродкова (одно из немногих сохраненых в истории имен русских саперов) заготовили деревянные элементы укреплений (конструкции башен, ворот, стен) и намного раньше всего остального войска выдвинулись в устье реки Свияги. Начав 24 мая 1552 года строительство полевой крепости, уже через 28 дней Выродков доносит царю о готовности крепости Свияжск. Такой скорости возведения крепостей русская история еще не знала.

Это явилось неприятным сюрпризом для татарского хана. Он своевременно был извещен о начале строительных работ, но полагал, что строительство крепости займет не менее года и у него достаточно времени, чтобы периодически делать набеги и разрушать уже построенное. Первый же набег был легко отражен. Мощь Свияжска отбила желание повторять набеги. Всего в 25 километрах от Казани русская крепость!

Немедленно Иван Грозный начинает накапливать в Свияжске войска. По готовности дорог из Москвы и переправ, быстро создаваемых отрядами шанцекопов и прикрываемых заграждениями, которые оперативно устраивали горокопы, в крепость подвозятся осадные орудия, продовольствие, порох. Тактика татарских стремительных конных набегов стала давать сбои. Едигер так и не смог разорвать связь Свияжска с Москвой.

В это время в Свияжске Выродков, учтя свой успешный опыт заблаговременной заготовки элементов и конструкций полевых фортсооружений и мостов, заготавливает элементы для возведения полевых фортсооружений под Казанью. Так, в частности заготавливаются бревна и туры (высокие корзины без дна) для полевых оград (тынов), конструкции штурмовых башен (гуляй-город), противокавалерийские заграждения (чеснок). На рисунке слева заблаговременно подготовленный и установленный на местности участок тына, справа элемент подвижной ограды гуляй-города с бойницами для стрелков.

Царь по достоинству оценил такую подготовку, и с началом выдвижения войск к крепости приказал каждому воину нести по одному бревну для тына или одному туру. Кроме того, к крепости одновременно с войсками выдвинулся конный обоз, с загруженными на телеги конструкциями осадных башен, деревянных площадок для орудий. Это фактически был первый инженерный осадный парк. Проведенная Выродковым своевременная рекогносцировка местности у Казани, позволила ему расписать едва ли не для каждой телеги место выгрузки, каждому прапору место и очередность работ. Эту роспись можно считать одним из первых на Руси планов инженерного обеспечения войсковой операции.

С подходом русского войска к Казани, с ходу началось возведение полевых фортсооружений в виде тынов (заборов) из бревен и туров, заполняемых землей, возведение гуляй-города, состоящего из штурмовых башен и подвижных бревенчатых оград из бревен. Осадные батареи сразу же размещались в подобиях бастионов, что во-первых обезопасило их от набегов конницы, во-вторых от обстрелов из крепости. Часть фортсооружений предназначалось для обороны осадной линии от нападений с тылу. В течение нескольких дней таким образом была создана, говоря языком фортификаторов, контрвалационная линия.

Такой большой объем инженерных работ, проводимых русскими войсками и их быстрота свели на нет всю тактику обороны казанского царя Едигера. Посадив в крепости гарнизон в 30 тыс. человек, остальную часть войска он держал в лесах вблизи города с намерением наносить удары в тыл русских одновременно с вылазками гарнизона крепости. Контрвалационная линия, хорошо известная и широко используемая в Европе, но пожалуй впервые в полном объеме примененная в России, исключила согласованные действия татар с поля и из крепости. Гарнизон оказался в изоляции.Однако казанцы упорно и вполне успешно оборонялись, хотя численность русского осадного войска к середине лета 1552 года выросла до 150 тыс, при 130-150 орудиях.

Успех штурма Казани решили русские горокопы. Сначала они проложили подземный ход и в конце августа взрывом 86 кг. пороха у Дауровой башни кремля лишили крепость питьевой воды, сильно повредив при этом и саму башню. Это сразу же поставило обороняющихся в крайне тяжелое положение. Однако воли к обороне этот взрыв не отнял. Работы русских горокопов по устройству горнов (подземных выработок для размещения в них зарядов) продолжались.

На рисунке проказана схема размещения зарядов пороха (выделены красным) в горне под крепостной стеной. Подрывание зарядов производилось крайне опасным, но в те времена единственным способом — с помощью дорожки из пороха. Из-за большой протяженности штольни и необходимости после размещения в горне пороха засыпать штольню землей (сделать забивку, как говорят минеры) пороховую дорожку невозможно было протянуть до самого выхода из штольни, поэтому в нескольких метрах от пороховых зарядов была установлена горящая свеча, к которой и были проложены пороховые дорожки.

Объем свободного пространства в горне следовало расчитать так, чтобы хватило кислорода на горение свечи и в то же время этот объем не был слишком велик. Иначе часть взрывной силы пороха пропадет впустую. Успех взрывных работ при взятии Казани указывает на то, что русские минеры уже в то время были достаточно квалифицированными. Хотя справдливости ради следует упомянуть, что в русском войске имелись и иностранные инженеры.

В документах того времени не раз упоминалось словосочетание «немчин розмысл». Отдельные историки полагают, что это имя конкретного немецкого специалиста Немчина Розмысла. Это утверждение сомнительно. Во-первых, даже с учетом привычки русских искажать иностранные имена на свой лад, все же невозможно угадать здесь что-либо похожеее на немецкое имя. Во-вторых немчинами на Руси именовали всех иностранцев, а слово «розмысл» и в более ранние времена означало специалиста в технике (от слова мыслить, размышлять).

4 сентября 1552 года взрывом 500 кг. пороха горокопы разрушили Муралеевы ворота казанского Кремля, через которые Иван Грозный рассчитывал овладеть кремлем, а из него и всем городом. С огромным трудом, но татары сумели отбить и этот штурм.

Тогда командиры горокопов Василий Серебряный и Алексей Адашев предлагают царю подготовить взрывы в нескольких пунктах одновременно. Закладыватся три горна — один 450 кг. под стену между Ногайскими и Царево-Арскими воротами города, второй 300 кг. под стеной между Ногайскими и Избойливыми воротами и третий, самый крупный в 950 кг. под стыком стены кремля и городской стены между Аталыковыми и Тюменскими воротами кремля.

2 октября 1552 года практически в одно и то же время подрываются вторая и третья мины, первая мина отказала (ее уничтожат подрывом значительно позднее, 30 октября) . Однако через огромные проломы в стенах, атакующие с севера врываются в кремль, а с юга в город. Губительный пушечный и пищальный огонь с 12 метровой осадной башни, подтянутой русскими шанцекопами к Царево-Арским воротам полностью уничтожает защитников ворот и не позволяет резервным отрядам татар подойти к ним.

Русские через эти ворота врываются в юго-восточную часть города. Численное преимущество русских, не игравшее существенной роли, пока были целы стены крепости, становится решающим в боях на улицах города. Ко второй половине дня сопротивление разрозненных, потерявших единое управление с падением кремля, отрядов защитников Казани было сломлено. Казань пала.

Источник: 3rm.info

Рейтинг
Загрузка ...
Центр туризма